Советские военнопленные в КЛ Аушвиц

Из воспоминаний Андрея Погожева (лагерный номер 1418)

«Первые дни пребывания в Освенциме буквально ошарашили всех. Из людей нас превратили в стадо животных. На поверку ли, на получение скудного лагерного пайка, на осмотр или на другое, совершенно непонятно зачем нас гоняли толпой… На поверках должны были быть все. Из блоков выносили больных, не способных двигаться, и даже умерших. Около двух часов продолжалась поверка. И около двух часов утром и вечером стояли колонны шатающихся, совершенно нагих советских военнопленных, а против колонн на гравийных и бетонных тротуарах рядами лежали нагие мертвые и нагие больные, не способные двигаться… Паек — это утром пол-литра чая — теплой жидкости без определенного цвета и запаха; днем — 800 граммов чего-то вроде супа с бураком, признаками круп, картофеля, иногда мяса. Вечером — кирпичеподобной формы, землистого цвета хлеб на 6 человек с приложением мазка повидла, кусочка маргарина или какого-то всегда вонючего рыбного сыра».

(Погожев А., Стенькин П. Побег из Освенцима. Остаться в живых. М. 2005. С.24-25, 72)

Протокол допроса свидетеля б. узника Смоленя Казимежа, лагерный номер 1327,
о порядках в лагере, обращении с советскими военнопленными в 1941-начале 1942 гг.
20.08.1946. г. Краков

Загрузка страниц...

Перевод документа

20 августа 1946 г., Краков. Окружной следственный судья Ян Сон, действуя на основании Указа от 10 XI 1945 года (Dz.U. R.P. № 51, поз. 293) О Главной комиссии и окружных комиссиях расследования немецких преступлений в Польше, в качестве члена Главной комиссии допросил в порядке ст. 255 и ст. 107, 115 Уголовно-процессуального кодекса ниже названного бывшего узника концентрационного лагеря в Освенциме, который дал следующие показания:

ENG
Яндекс.Метрика