Документы
Нацистская Германия и советские военнопленные
Директива № 21 (План «Барбаросса»). Обложка и первая  страница.  Берлин. 18 декабря 1940 г. (Документ. ЦМ ВОВ ВХ-0782/1)
Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Берлин. 13 05.1941 г. (Документ  ГАРФ. ф.7445, оп.2, д. 166, лл. 65-70)

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск»

Ставка верховного
главнокомандующего
13 мая 1941 г.
Совершенно секретно

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.

Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, т. е. ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.

Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения.

Соответственно этому для района «Барбаросса» (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:

I.

Отношение к преступлениям, совершаемым враждебными гражданскими лицами.

  1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.
  2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою или при преследовании.
  3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.
  4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или где они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны. В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.
  5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.
  6. В местностях, достаточно замиренных, главнокомандующие армейскими группами вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам. Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.

II.

Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению

  1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
  2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
  3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам. Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
  4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к достоверности показаний враждебных гражданских лиц.

III.

Ответственность войсковых начальников

Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:

  1. чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах пункта «а» настоящего распоряжения;
  2. чтобы их судебные советники своевременно были поставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, которыми главнокомандующим были разъяснены политические намерения Руководства;
  3. чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.

IV.

Степень секретности

С окончанием периода маскировки настоящее- распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».

По поручению

Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Dekret szefa Naczelnego Dowództwa Wermachtu “O wykonywaniu jurysdykcji wojskowej w strefie "Barbarossa" oraz stosowaniu przez wojska środków specjalnych"

Sztab szefa Naczelnego
Dowództwa
Wermachtu
13 maja 1941 r
ściśle tajne

Podporządkowanie sądom wojskowym służy przede wszystkim utrzymaniu dyscypliny wojskowej.

Rozszerzenie rejonu działań wojennych na Wschodzie, formy, które będą mieć w skutek tego działania bojowe, a także specyfika przeciwnika, zmuszają do tego, aby sądy wojenne stawiały przed sobą tylko te zadania, które przy nieznacznym ich składzie osobowym były możliwe do wykonania w trakcie działań bojowych do czasu uspokojenia pokonanych rejonów, tj. żeby ograniczały swą jurysdykcję do zakresu niezbędnego do wykonania swojego podstawowego zadania.

Jednakże będzie to możliwe tylko w tym przypadku, jeśli wojska same będą bezwzględnie odgradzać się od wszelkiego rodzaju zagrożeń ze strony ludności cywilnej.

Zgodnie z tym dla rejonu “Barbarossa” (rejon działań wojennych, tył armii i rejon zarządzania politycznego) ustala się następujące zasady:

I.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW, KTÓRE DOKONUJĄ WROGO NASTAWIENI CYWILE

  1. Przestępstwa wrogich osób cywilnych do czasu dalszych zarządzeń są wyjęte spod jurysdykcji sądów wojennych i wojenno-polowych.
  2. Partyzanci mają być bezlitośnie likwidowani w walce lub podczas prób ucieczki.
  3. Wszystkie inne ewentualne ataki wrogiej ludności cywilnej na żołnierzy Wehrmachtu i personel pomocniczy mają być dławione przez wojsko na miejscu przy użyciu nawet skrajnych środków, aż do unicestwienia atakujących.
  4. Tam, gdzie zabraknie czasu dla takich środków, albo jeśli ich użycie nie jest od razu możliwe, podejrzani osobnicy mają być doprowadzeni do oficera, który zadecyduje czy mają być rozstrzelani zaraz na miejscu. W stosunku do miejsc zamieszkałych, w których siły zbrojne były podstępnie bądź zdradliwie zaatakowane powinny być na rozkaz dowódcy batalionu lub oficera wyższego stopnia dowodzenia, niezwłocznie użyte zasady odpowiedzialności zbiorowej, jeśli okoliczności nie pozwalają na szybkie odnalezienie konkretnych winowajców.
  5. Kategorycznie zabrania się przetrzymywanie podejrzanych w celu oddania ich w ręce sądu po wprowadzeniu takich sądów dla ludności miejscowej.
  6. 6. W miejscowościach, już dostatecznie uspokojonych dowódcy grup armii mają prawo po uzgodnieniu z odpowiednimi dowódcami Kriegsmarine i Luftwaffe rozciągać jurysdykcję sądów wojennych na ludność cywilną. Dla rejonów zarządu politycznego zarządzenie w danym zakresie wydaje szef Sztabu Naczelnego Dowództwa Wermachtu.

II.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW DOKONYWANYCH PRZEZ WOJSKO I PERSONEL JE OBSŁUGUJĄCE PRZECIWKO MIEJSCOWEJ LUDNOŚCI

  1. Wszczynanie ścigania za czyny, dokonane przez wojskowych i obsługujący wojsko personel przeciwko wrogim cywilom nie jest konieczne nawet w tych przypadkach, kiedy takie czyny jednocześnie są przestępstwem wojennym, czy też występkiem.
  2. W trakcie rozpatrywania podobnych czynów na każdym stadium procesu należy uwzględniać to, że klęska Niemiec w 1918 roku i okres nieszczęść narodu niemieckiego, który nastąpił w ślad za tym, a także walka przeciwko narodowemu socjalizmowi, która pociągnęła za sobą niezliczone krwawe ofiary była rezultatem bolszewickiego wpływu o czym żaden Niemiec nie zapomniał.
  3. 3. Dlatego sądowy naczelnik powinien wnikliwie razpatrzyć, a czy konieczne jest w podobnych sytuacjach wszczęcie ścigania dyscyplinarnego czy sądowego. Naczelnik sądowy poleca ropocząć sądowe rozpatrzenie sprawy tylko wtedy, kiedy jest to wymagane ze względu na utrzymanie dyscypliny wojskowej, bądź zapewnienie bezpieczeństwa wojsk. Odnosi się to do występków ciężkich, związanych z rozwiązłością płciową, z przejawami przestępczych skłonności, bądź z występkami, które mogą doprowadzić do rozkładu wojsk. Nie podlegają, z zasady, zmiękczeniu wyroki za bezmyślne niszczenie pomieszczeń i zapasów, lub innych trofeów na szkodę własnych wojsk. Decyzja o pociągnięciu do odpowiedzialności w każdym przypadku powinna wychodzić za podpisem sądowego naczelnika.
  4. W razie osądzenia zaleca się nadzwyczaj krytycznie odnosić się do prawdziwości zeznań wrogich osób cywilnych.

III.

ODPOWIEDZIALNOŚĆ DOWÓDCÓW WOJSKOWYCH

Dowódcy wojskowi w ramach swoich kompetencji odpowiadają za to, aby:

  1. wszyscy oficerowie podległych im jednostek na czas i dokładnie zostali poinstruowani o zasadzie punktu «а» niniejszego rozporządzenia;
  2. ich sądowi doradcy na czas byli powiadomieni zarówno o niniejszym rozporządzeniu, jak również o ustnych poleceniach, z pomocą których głównodowodzący objaśniali polityczne zamierzenia Kierownictwa;
  3. zatwierdzali tylko takie wyroki, które odpowiadają politycznym zamierzeniom Kierownictwa.

IV.

STOPIEŃ TAJNOŚCI

Wraz z zakończeniem okresu maskowania się niniejsze rozporządzenie zachowuje stopień tajności „absolutnie tajne”.

Na polecenie

Szef Sztabu Wermachtu
Кeitel

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Берлин. 13 05.1941 г. (Документ  ГАРФ. ф.7445, оп.2, д. 166, лл. 65-70)

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск»

Ставка верховного
главнокомандующего
13 мая 1941 г.
Совершенно секретно

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.

Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, т. е. ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.

Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения.

Соответственно этому для района «Барбаросса» (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:

I.

Отношение к преступлениям, совершаемым враждебными гражданскими лицами.

  1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.
  2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою или при преследовании.
  3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.
  4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или где они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны. В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.
  5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.
  6. В местностях, достаточно замиренных, главнокомандующие армейскими группами вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам. Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.

II.

Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению

  1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
  2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
  3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам. Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
  4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к достоверности показаний враждебных гражданских лиц.

III.

Ответственность войсковых начальников

Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:

  1. чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах пункта «а» настоящего распоряжения;
  2. чтобы их судебные советники своевременно были поставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, которыми главнокомандующим были разъяснены политические намерения Руководства;
  3. чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.

IV.

Степень секретности

С окончанием периода маскировки настоящее- распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».

По поручению

Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Dekret szefa Naczelnego Dowództwa Wermachtu “O wykonywaniu jurysdykcji wojskowej w strefie "Barbarossa" oraz stosowaniu przez wojska środków specjalnych"

Sztab szefa Naczelnego
Dowództwa
Wermachtu
13 maja 1941 r
ściśle tajne

Podporządkowanie sądom wojskowym służy przede wszystkim utrzymaniu dyscypliny wojskowej.

Rozszerzenie rejonu działań wojennych na Wschodzie, formy, które będą mieć w skutek tego działania bojowe, a także specyfika przeciwnika, zmuszają do tego, aby sądy wojenne stawiały przed sobą tylko te zadania, które przy nieznacznym ich składzie osobowym były możliwe do wykonania w trakcie działań bojowych do czasu uspokojenia pokonanych rejonów, tj. żeby ograniczały swą jurysdykcję do zakresu niezbędnego do wykonania swojego podstawowego zadania.

Jednakże będzie to możliwe tylko w tym przypadku, jeśli wojska same będą bezwzględnie odgradzać się od wszelkiego rodzaju zagrożeń ze strony ludności cywilnej.

Zgodnie z tym dla rejonu “Barbarossa” (rejon działań wojennych, tył armii i rejon zarządzania politycznego) ustala się następujące zasady:

I.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW, KTÓRE DOKONUJĄ WROGO NASTAWIENI CYWILE

  1. Przestępstwa wrogich osób cywilnych do czasu dalszych zarządzeń są wyjęte spod jurysdykcji sądów wojennych i wojenno-polowych.
  2. Partyzanci mają być bezlitośnie likwidowani w walce lub podczas prób ucieczki.
  3. Wszystkie inne ewentualne ataki wrogiej ludności cywilnej na żołnierzy Wehrmachtu i personel pomocniczy mają być dławione przez wojsko na miejscu przy użyciu nawet skrajnych środków, aż do unicestwienia atakujących.
  4. Tam, gdzie zabraknie czasu dla takich środków, albo jeśli ich użycie nie jest od razu możliwe, podejrzani osobnicy mają być doprowadzeni do oficera, który zadecyduje czy mają być rozstrzelani zaraz na miejscu. W stosunku do miejsc zamieszkałych, w których siły zbrojne były podstępnie bądź zdradliwie zaatakowane powinny być na rozkaz dowódcy batalionu lub oficera wyższego stopnia dowodzenia, niezwłocznie użyte zasady odpowiedzialności zbiorowej, jeśli okoliczności nie pozwalają na szybkie odnalezienie konkretnych winowajców.
  5. Kategorycznie zabrania się przetrzymywanie podejrzanych w celu oddania ich w ręce sądu po wprowadzeniu takich sądów dla ludności miejscowej.
  6. 6. W miejscowościach, już dostatecznie uspokojonych dowódcy grup armii mają prawo po uzgodnieniu z odpowiednimi dowódcami Kriegsmarine i Luftwaffe rozciągać jurysdykcję sądów wojennych na ludność cywilną. Dla rejonów zarządu politycznego zarządzenie w danym zakresie wydaje szef Sztabu Naczelnego Dowództwa Wermachtu.

II.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW DOKONYWANYCH PRZEZ WOJSKO I PERSONEL JE OBSŁUGUJĄCE PRZECIWKO MIEJSCOWEJ LUDNOŚCI

  1. Wszczynanie ścigania za czyny, dokonane przez wojskowych i obsługujący wojsko personel przeciwko wrogim cywilom nie jest konieczne nawet w tych przypadkach, kiedy takie czyny jednocześnie są przestępstwem wojennym, czy też występkiem.
  2. W trakcie rozpatrywania podobnych czynów na każdym stadium procesu należy uwzględniać to, że klęska Niemiec w 1918 roku i okres nieszczęść narodu niemieckiego, który nastąpił w ślad za tym, a także walka przeciwko narodowemu socjalizmowi, która pociągnęła za sobą niezliczone krwawe ofiary była rezultatem bolszewickiego wpływu o czym żaden Niemiec nie zapomniał.
  3. 3. Dlatego sądowy naczelnik powinien wnikliwie razpatrzyć, a czy konieczne jest w podobnych sytuacjach wszczęcie ścigania dyscyplinarnego czy sądowego. Naczelnik sądowy poleca ropocząć sądowe rozpatrzenie sprawy tylko wtedy, kiedy jest to wymagane ze względu na utrzymanie dyscypliny wojskowej, bądź zapewnienie bezpieczeństwa wojsk. Odnosi się to do występków ciężkich, związanych z rozwiązłością płciową, z przejawami przestępczych skłonności, bądź z występkami, które mogą doprowadzić do rozkładu wojsk. Nie podlegają, z zasady, zmiękczeniu wyroki za bezmyślne niszczenie pomieszczeń i zapasów, lub innych trofeów na szkodę własnych wojsk. Decyzja o pociągnięciu do odpowiedzialności w każdym przypadku powinna wychodzić za podpisem sądowego naczelnika.
  4. W razie osądzenia zaleca się nadzwyczaj krytycznie odnosić się do prawdziwości zeznań wrogich osób cywilnych.

III.

ODPOWIEDZIALNOŚĆ DOWÓDCÓW WOJSKOWYCH

Dowódcy wojskowi w ramach swoich kompetencji odpowiadają za to, aby:

  1. wszyscy oficerowie podległych im jednostek na czas i dokładnie zostali poinstruowani o zasadzie punktu «а» niniejszego rozporządzenia;
  2. ich sądowi doradcy na czas byli powiadomieni zarówno o niniejszym rozporządzeniu, jak również o ustnych poleceniach, z pomocą których głównodowodzący objaśniali polityczne zamierzenia Kierownictwa;
  3. zatwierdzali tylko takie wyroki, które odpowiadają politycznym zamierzeniom Kierownictwa.

IV.

STOPIEŃ TAJNOŚCI

Wraz z zakończeniem okresu maskowania się niniejsze rozporządzenie zachowuje stopień tajności „absolutnie tajne”.

Na polecenie

Szef Sztabu Wermachtu
Кeitel

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Берлин. 13 05.1941 г. (Документ  ГАРФ. ф.7445, оп.2, д. 166, лл. 65-70)

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск»

Ставка верховного
главнокомандующего
13 мая 1941 г.
Совершенно секретно

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.

Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, т. е. ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.

Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения.

Соответственно этому для района «Барбаросса» (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:

I.

Отношение к преступлениям, совершаемым враждебными гражданскими лицами.

  1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.
  2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою или при преследовании.
  3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.
  4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или где они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны. В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.
  5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.
  6. В местностях, достаточно замиренных, главнокомандующие армейскими группами вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам. Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.

II.

Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению

  1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
  2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
  3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам. Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
  4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к достоверности показаний враждебных гражданских лиц.

III.

Ответственность войсковых начальников

Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:

  1. чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах пункта «а» настоящего распоряжения;
  2. чтобы их судебные советники своевременно были поставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, которыми главнокомандующим были разъяснены политические намерения Руководства;
  3. чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.

IV.

Степень секретности

С окончанием периода маскировки настоящее- распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».

По поручению

Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Dekret szefa Naczelnego Dowództwa Wermachtu “O wykonywaniu jurysdykcji wojskowej w strefie "Barbarossa" oraz stosowaniu przez wojska środków specjalnych"

Sztab szefa Naczelnego
Dowództwa
Wermachtu
13 maja 1941 r
ściśle tajne

Podporządkowanie sądom wojskowym służy przede wszystkim utrzymaniu dyscypliny wojskowej.

Rozszerzenie rejonu działań wojennych na Wschodzie, formy, które będą mieć w skutek tego działania bojowe, a także specyfika przeciwnika, zmuszają do tego, aby sądy wojenne stawiały przed sobą tylko te zadania, które przy nieznacznym ich składzie osobowym były możliwe do wykonania w trakcie działań bojowych do czasu uspokojenia pokonanych rejonów, tj. żeby ograniczały swą jurysdykcję do zakresu niezbędnego do wykonania swojego podstawowego zadania.

Jednakże będzie to możliwe tylko w tym przypadku, jeśli wojska same będą bezwzględnie odgradzać się od wszelkiego rodzaju zagrożeń ze strony ludności cywilnej.

Zgodnie z tym dla rejonu “Barbarossa” (rejon działań wojennych, tył armii i rejon zarządzania politycznego) ustala się następujące zasady:

I.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW, KTÓRE DOKONUJĄ WROGO NASTAWIENI CYWILE

  1. Przestępstwa wrogich osób cywilnych do czasu dalszych zarządzeń są wyjęte spod jurysdykcji sądów wojennych i wojenno-polowych.
  2. Partyzanci mają być bezlitośnie likwidowani w walce lub podczas prób ucieczki.
  3. Wszystkie inne ewentualne ataki wrogiej ludności cywilnej na żołnierzy Wehrmachtu i personel pomocniczy mają być dławione przez wojsko na miejscu przy użyciu nawet skrajnych środków, aż do unicestwienia atakujących.
  4. Tam, gdzie zabraknie czasu dla takich środków, albo jeśli ich użycie nie jest od razu możliwe, podejrzani osobnicy mają być doprowadzeni do oficera, który zadecyduje czy mają być rozstrzelani zaraz na miejscu. W stosunku do miejsc zamieszkałych, w których siły zbrojne były podstępnie bądź zdradliwie zaatakowane powinny być na rozkaz dowódcy batalionu lub oficera wyższego stopnia dowodzenia, niezwłocznie użyte zasady odpowiedzialności zbiorowej, jeśli okoliczności nie pozwalają na szybkie odnalezienie konkretnych winowajców.
  5. Kategorycznie zabrania się przetrzymywanie podejrzanych w celu oddania ich w ręce sądu po wprowadzeniu takich sądów dla ludności miejscowej.
  6. 6. W miejscowościach, już dostatecznie uspokojonych dowódcy grup armii mają prawo po uzgodnieniu z odpowiednimi dowódcami Kriegsmarine i Luftwaffe rozciągać jurysdykcję sądów wojennych na ludność cywilną. Dla rejonów zarządu politycznego zarządzenie w danym zakresie wydaje szef Sztabu Naczelnego Dowództwa Wermachtu.

II.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW DOKONYWANYCH PRZEZ WOJSKO I PERSONEL JE OBSŁUGUJĄCE PRZECIWKO MIEJSCOWEJ LUDNOŚCI

  1. Wszczynanie ścigania za czyny, dokonane przez wojskowych i obsługujący wojsko personel przeciwko wrogim cywilom nie jest konieczne nawet w tych przypadkach, kiedy takie czyny jednocześnie są przestępstwem wojennym, czy też występkiem.
  2. W trakcie rozpatrywania podobnych czynów na każdym stadium procesu należy uwzględniać to, że klęska Niemiec w 1918 roku i okres nieszczęść narodu niemieckiego, który nastąpił w ślad za tym, a także walka przeciwko narodowemu socjalizmowi, która pociągnęła za sobą niezliczone krwawe ofiary była rezultatem bolszewickiego wpływu o czym żaden Niemiec nie zapomniał.
  3. 3. Dlatego sądowy naczelnik powinien wnikliwie razpatrzyć, a czy konieczne jest w podobnych sytuacjach wszczęcie ścigania dyscyplinarnego czy sądowego. Naczelnik sądowy poleca ropocząć sądowe rozpatrzenie sprawy tylko wtedy, kiedy jest to wymagane ze względu na utrzymanie dyscypliny wojskowej, bądź zapewnienie bezpieczeństwa wojsk. Odnosi się to do występków ciężkich, związanych z rozwiązłością płciową, z przejawami przestępczych skłonności, bądź z występkami, które mogą doprowadzić do rozkładu wojsk. Nie podlegają, z zasady, zmiękczeniu wyroki za bezmyślne niszczenie pomieszczeń i zapasów, lub innych trofeów na szkodę własnych wojsk. Decyzja o pociągnięciu do odpowiedzialności w każdym przypadku powinna wychodzić za podpisem sądowego naczelnika.
  4. W razie osądzenia zaleca się nadzwyczaj krytycznie odnosić się do prawdziwości zeznań wrogich osób cywilnych.

III.

ODPOWIEDZIALNOŚĆ DOWÓDCÓW WOJSKOWYCH

Dowódcy wojskowi w ramach swoich kompetencji odpowiadają za to, aby:

  1. wszyscy oficerowie podległych im jednostek na czas i dokładnie zostali poinstruowani o zasadzie punktu «а» niniejszego rozporządzenia;
  2. ich sądowi doradcy na czas byli powiadomieni zarówno o niniejszym rozporządzeniu, jak również o ustnych poleceniach, z pomocą których głównodowodzący objaśniali polityczne zamierzenia Kierownictwa;
  3. zatwierdzali tylko takie wyroki, które odpowiadają politycznym zamierzeniom Kierownictwa.

IV.

STOPIEŃ TAJNOŚCI

Wraz z zakończeniem okresu maskowania się niniejsze rozporządzenie zachowuje stopień tajności „absolutnie tajne”.

Na polecenie

Szef Sztabu Wermachtu
Кeitel

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Берлин. 13 05.1941 г. (Документ  ГАРФ. ф.7445, оп.2, д. 166, лл. 65-70)

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск»

Ставка верховного
главнокомандующего
13 мая 1941 г.
Совершенно секретно

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.

Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, т. е. ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.

Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения.

Соответственно этому для района «Барбаросса» (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:

I.

Отношение к преступлениям, совершаемым враждебными гражданскими лицами.

  1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.
  2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою или при преследовании.
  3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.
  4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или где они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны. В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.
  5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.
  6. В местностях, достаточно замиренных, главнокомандующие армейскими группами вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам. Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.

II.

Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению

  1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
  2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
  3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам. Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
  4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к достоверности показаний враждебных гражданских лиц.

III.

Ответственность войсковых начальников

Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:

  1. чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах пункта «а» настоящего распоряжения;
  2. чтобы их судебные советники своевременно были поставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, которыми главнокомандующим были разъяснены политические намерения Руководства;
  3. чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.

IV.

Степень секретности

С окончанием периода маскировки настоящее- распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».

По поручению

Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Dekret szefa Naczelnego Dowództwa Wermachtu “O wykonywaniu jurysdykcji wojskowej w strefie "Barbarossa" oraz stosowaniu przez wojska środków specjalnych"

Sztab szefa Naczelnego
Dowództwa
Wermachtu
13 maja 1941 r
ściśle tajne

Podporządkowanie sądom wojskowym służy przede wszystkim utrzymaniu dyscypliny wojskowej.

Rozszerzenie rejonu działań wojennych na Wschodzie, formy, które będą mieć w skutek tego działania bojowe, a także specyfika przeciwnika, zmuszają do tego, aby sądy wojenne stawiały przed sobą tylko te zadania, które przy nieznacznym ich składzie osobowym były możliwe do wykonania w trakcie działań bojowych do czasu uspokojenia pokonanych rejonów, tj. żeby ograniczały swą jurysdykcję do zakresu niezbędnego do wykonania swojego podstawowego zadania.

Jednakże będzie to możliwe tylko w tym przypadku, jeśli wojska same będą bezwzględnie odgradzać się od wszelkiego rodzaju zagrożeń ze strony ludności cywilnej.

Zgodnie z tym dla rejonu “Barbarossa” (rejon działań wojennych, tył armii i rejon zarządzania politycznego) ustala się następujące zasady:

I.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW, KTÓRE DOKONUJĄ WROGO NASTAWIENI CYWILE

  1. Przestępstwa wrogich osób cywilnych do czasu dalszych zarządzeń są wyjęte spod jurysdykcji sądów wojennych i wojenno-polowych.
  2. Partyzanci mają być bezlitośnie likwidowani w walce lub podczas prób ucieczki.
  3. Wszystkie inne ewentualne ataki wrogiej ludności cywilnej na żołnierzy Wehrmachtu i personel pomocniczy mają być dławione przez wojsko na miejscu przy użyciu nawet skrajnych środków, aż do unicestwienia atakujących.
  4. Tam, gdzie zabraknie czasu dla takich środków, albo jeśli ich użycie nie jest od razu możliwe, podejrzani osobnicy mają być doprowadzeni do oficera, który zadecyduje czy mają być rozstrzelani zaraz na miejscu. W stosunku do miejsc zamieszkałych, w których siły zbrojne były podstępnie bądź zdradliwie zaatakowane powinny być na rozkaz dowódcy batalionu lub oficera wyższego stopnia dowodzenia, niezwłocznie użyte zasady odpowiedzialności zbiorowej, jeśli okoliczności nie pozwalają na szybkie odnalezienie konkretnych winowajców.
  5. Kategorycznie zabrania się przetrzymywanie podejrzanych w celu oddania ich w ręce sądu po wprowadzeniu takich sądów dla ludności miejscowej.
  6. 6. W miejscowościach, już dostatecznie uspokojonych dowódcy grup armii mają prawo po uzgodnieniu z odpowiednimi dowódcami Kriegsmarine i Luftwaffe rozciągać jurysdykcję sądów wojennych na ludność cywilną. Dla rejonów zarządu politycznego zarządzenie w danym zakresie wydaje szef Sztabu Naczelnego Dowództwa Wermachtu.

II.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW DOKONYWANYCH PRZEZ WOJSKO I PERSONEL JE OBSŁUGUJĄCE PRZECIWKO MIEJSCOWEJ LUDNOŚCI

  1. Wszczynanie ścigania za czyny, dokonane przez wojskowych i obsługujący wojsko personel przeciwko wrogim cywilom nie jest konieczne nawet w tych przypadkach, kiedy takie czyny jednocześnie są przestępstwem wojennym, czy też występkiem.
  2. W trakcie rozpatrywania podobnych czynów na każdym stadium procesu należy uwzględniać to, że klęska Niemiec w 1918 roku i okres nieszczęść narodu niemieckiego, który nastąpił w ślad za tym, a także walka przeciwko narodowemu socjalizmowi, która pociągnęła za sobą niezliczone krwawe ofiary była rezultatem bolszewickiego wpływu o czym żaden Niemiec nie zapomniał.
  3. 3. Dlatego sądowy naczelnik powinien wnikliwie razpatrzyć, a czy konieczne jest w podobnych sytuacjach wszczęcie ścigania dyscyplinarnego czy sądowego. Naczelnik sądowy poleca ropocząć sądowe rozpatrzenie sprawy tylko wtedy, kiedy jest to wymagane ze względu na utrzymanie dyscypliny wojskowej, bądź zapewnienie bezpieczeństwa wojsk. Odnosi się to do występków ciężkich, związanych z rozwiązłością płciową, z przejawami przestępczych skłonności, bądź z występkami, które mogą doprowadzić do rozkładu wojsk. Nie podlegają, z zasady, zmiękczeniu wyroki za bezmyślne niszczenie pomieszczeń i zapasów, lub innych trofeów na szkodę własnych wojsk. Decyzja o pociągnięciu do odpowiedzialności w każdym przypadku powinna wychodzić za podpisem sądowego naczelnika.
  4. W razie osądzenia zaleca się nadzwyczaj krytycznie odnosić się do prawdziwości zeznań wrogich osób cywilnych.

III.

ODPOWIEDZIALNOŚĆ DOWÓDCÓW WOJSKOWYCH

Dowódcy wojskowi w ramach swoich kompetencji odpowiadają za to, aby:

  1. wszyscy oficerowie podległych im jednostek na czas i dokładnie zostali poinstruowani o zasadzie punktu «а» niniejszego rozporządzenia;
  2. ich sądowi doradcy na czas byli powiadomieni zarówno o niniejszym rozporządzeniu, jak również o ustnych poleceniach, z pomocą których głównodowodzący objaśniali polityczne zamierzenia Kierownictwa;
  3. zatwierdzali tylko takie wyroki, które odpowiadają politycznym zamierzeniom Kierownictwa.

IV.

STOPIEŃ TAJNOŚCI

Wraz z zakończeniem okresu maskowania się niniejsze rozporządzenie zachowuje stopień tajności „absolutnie tajne”.

Na polecenie

Szef Sztabu Wermachtu
Кeitel

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Берлин. 13 05.1941 г. (Документ  ГАРФ. ф.7445, оп.2, д. 166, лл. 65-70)

Указ Верховного Главнокомандования вермахта «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск»

Ставка верховного
главнокомандующего
13 мая 1941 г.
Совершенно секретно

Подсудность военным судам служит в первую очередь сохранению воинской дисциплины.

Расширение района военных действий на Востоке, формы, которые вследствие этого примут боевые действия, а также особенности противника делают необходимым, чтобы военные суды ставили перед собой только те задачи, которые при их незначительном штате для них посильны во время хода боевых действий и до замирения покоренных областей, т. е. ограничили бы свою подсудность рамками, необходимыми для выполнения своей основной задачи.

Это, однако, будет возможно лишь в том случае, если войска сами беспощадно будут себя ограждать от всякого рода угроз со стороны гражданского населения.

Соответственно этому для района «Барбаросса» (район военных действий, тыл армии и район политического управления) устанавливаются следующие правила:

I.

Отношение к преступлениям, совершаемым враждебными гражданскими лицами.

  1. Преступления враждебных гражданских лиц впредь до дальнейших распоряжений изымаются из подсудности военных и военно-полевых судов.
  2. Партизаны должны беспощадно уничтожаться войсками в бою или при преследовании.
  3. Всякие иные нападения враждебных гражданских лиц на вооруженные силы, входящих в их состав лиц и обслуживающий войска персонал также должны подавляться войсками на месте с применением самых крайних мер для уничтожения нападающего.
  4. Там, где будет пропущено время для подобных мероприятий или где они сразу были невозможны, заподозренные элементы должны быть немедленно доставлены к офицеру. Последний решает, должны ли они быть расстреляны. В отношении населенных пунктов, в которых вооруженные силы подверглись коварному или предательскому нападению, должны быть немедленно применены распоряжением офицера, занимающего должность не ниже командира батальона, массовые насильственные меры, если обстоятельства не позволяют быстро установить конкретных виновников.
  5. Категорически воспрещается сохранять заподозренных для предания их суду после введения этих судов для местного населения.
  6. В местностях, достаточно замиренных, главнокомандующие армейскими группами вправе по согласованию с соответствующими командующими военно-морскими и военно-воздушными силами устанавливать подсудность гражданских лиц военным судам. Для районов политического управления распоряжение об этом отдается начальником штаба верховного главнокомандования вооруженных сил.

II.

Отношение к преступлениям, совершенным военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к местному населению

  1. Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок.
  2. При обсуждении подобных действий необходимо в каждой стадии процесса учитывать, что поражение Германии в 1918 г., последовавший за ним период страданий германского народа, а также борьба против национал-социализма, потребовавшая бесчисленных кровавых жертв, являлись результатом большевистского влияния, чего ни один немец не забыл.
  3. Поэтому судебный начальник должен тщательно разобраться, необходимо ли в подобных случаях возбуждение дисциплинарного или судебного преследования. Судебный начальник предписывает судебное рассмотрение дела лишь в том случае, если это требуется по соображениям поддержания воинской дисциплины и обеспечения безопасности войск. Это относится к тяжелым проступкам, связанным с половой распущенностью, с проявлением преступных наклонностей, или к проступкам, могущим привести к разложению войск. Не подлежат, как правило, смягчению приговоры за бессмысленное уничтожение помещений и запасов или других трофеев во вред собственным войскам. Предложение о привлечении к уголовной ответственности в каждом случае должно исходить за подписью судебного начальника.
  4. При осуждении предлагается чрезвычайно критически относиться к достоверности показаний враждебных гражданских лиц.

III.

Ответственность войсковых начальников

Войсковые начальники в пределах своей компетенции ответственны за то:

  1. чтобы все офицеры подчиненных им частей своевременно и тщательно были проинструктированы об основах пункта «а» настоящего распоряжения;
  2. чтобы их судебные советники своевременно были поставлены в известность как о настоящем распоряжении, так и об устных указаниях, которыми главнокомандующим были разъяснены политические намерения Руководства;
  3. чтобы утверждать только такие приговоры, которые соответствуют политическим намерениям руководства.

IV.

Степень секретности

С окончанием периода маскировки настоящее- распоряжение сохраняет гриф «совершенно секретно».

По поручению

Начальник штаба
верховного главнокомандования
вооруженных сил
Кейтель

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Dekret szefa Naczelnego Dowództwa Wermachtu “O wykonywaniu jurysdykcji wojskowej w strefie "Barbarossa" oraz stosowaniu przez wojska środków specjalnych"

Sztab szefa Naczelnego
Dowództwa
Wermachtu
13 maja 1941 r
ściśle tajne

Podporządkowanie sądom wojskowym służy przede wszystkim utrzymaniu dyscypliny wojskowej.

Rozszerzenie rejonu działań wojennych na Wschodzie, formy, które będą mieć w skutek tego działania bojowe, a także specyfika przeciwnika, zmuszają do tego, aby sądy wojenne stawiały przed sobą tylko te zadania, które przy nieznacznym ich składzie osobowym były możliwe do wykonania w trakcie działań bojowych do czasu uspokojenia pokonanych rejonów, tj. żeby ograniczały swą jurysdykcję do zakresu niezbędnego do wykonania swojego podstawowego zadania.

Jednakże będzie to możliwe tylko w tym przypadku, jeśli wojska same będą bezwzględnie odgradzać się od wszelkiego rodzaju zagrożeń ze strony ludności cywilnej.

Zgodnie z tym dla rejonu “Barbarossa” (rejon działań wojennych, tył armii i rejon zarządzania politycznego) ustala się następujące zasady:

I.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW, KTÓRE DOKONUJĄ WROGO NASTAWIENI CYWILE

  1. Przestępstwa wrogich osób cywilnych do czasu dalszych zarządzeń są wyjęte spod jurysdykcji sądów wojennych i wojenno-polowych.
  2. Partyzanci mają być bezlitośnie likwidowani w walce lub podczas prób ucieczki.
  3. Wszystkie inne ewentualne ataki wrogiej ludności cywilnej na żołnierzy Wehrmachtu i personel pomocniczy mają być dławione przez wojsko na miejscu przy użyciu nawet skrajnych środków, aż do unicestwienia atakujących.
  4. Tam, gdzie zabraknie czasu dla takich środków, albo jeśli ich użycie nie jest od razu możliwe, podejrzani osobnicy mają być doprowadzeni do oficera, który zadecyduje czy mają być rozstrzelani zaraz na miejscu. W stosunku do miejsc zamieszkałych, w których siły zbrojne były podstępnie bądź zdradliwie zaatakowane powinny być na rozkaz dowódcy batalionu lub oficera wyższego stopnia dowodzenia, niezwłocznie użyte zasady odpowiedzialności zbiorowej, jeśli okoliczności nie pozwalają na szybkie odnalezienie konkretnych winowajców.
  5. Kategorycznie zabrania się przetrzymywanie podejrzanych w celu oddania ich w ręce sądu po wprowadzeniu takich sądów dla ludności miejscowej.
  6. 6. W miejscowościach, już dostatecznie uspokojonych dowódcy grup armii mają prawo po uzgodnieniu z odpowiednimi dowódcami Kriegsmarine i Luftwaffe rozciągać jurysdykcję sądów wojennych na ludność cywilną. Dla rejonów zarządu politycznego zarządzenie w danym zakresie wydaje szef Sztabu Naczelnego Dowództwa Wermachtu.

II.

STOSUNEK DO PRZESTĘPSTW DOKONYWANYCH PRZEZ WOJSKO I PERSONEL JE OBSŁUGUJĄCE PRZECIWKO MIEJSCOWEJ LUDNOŚCI

  1. Wszczynanie ścigania za czyny, dokonane przez wojskowych i obsługujący wojsko personel przeciwko wrogim cywilom nie jest konieczne nawet w tych przypadkach, kiedy takie czyny jednocześnie są przestępstwem wojennym, czy też występkiem.
  2. W trakcie rozpatrywania podobnych czynów na każdym stadium procesu należy uwzględniać to, że klęska Niemiec w 1918 roku i okres nieszczęść narodu niemieckiego, który nastąpił w ślad za tym, a także walka przeciwko narodowemu socjalizmowi, która pociągnęła za sobą niezliczone krwawe ofiary była rezultatem bolszewickiego wpływu o czym żaden Niemiec nie zapomniał.
  3. 3. Dlatego sądowy naczelnik powinien wnikliwie razpatrzyć, a czy konieczne jest w podobnych sytuacjach wszczęcie ścigania dyscyplinarnego czy sądowego. Naczelnik sądowy poleca ropocząć sądowe rozpatrzenie sprawy tylko wtedy, kiedy jest to wymagane ze względu na utrzymanie dyscypliny wojskowej, bądź zapewnienie bezpieczeństwa wojsk. Odnosi się to do występków ciężkich, związanych z rozwiązłością płciową, z przejawami przestępczych skłonności, bądź z występkami, które mogą doprowadzić do rozkładu wojsk. Nie podlegają, z zasady, zmiękczeniu wyroki za bezmyślne niszczenie pomieszczeń i zapasów, lub innych trofeów na szkodę własnych wojsk. Decyzja o pociągnięciu do odpowiedzialności w każdym przypadku powinna wychodzić za podpisem sądowego naczelnika.
  4. W razie osądzenia zaleca się nadzwyczaj krytycznie odnosić się do prawdziwości zeznań wrogich osób cywilnych.

III.

ODPOWIEDZIALNOŚĆ DOWÓDCÓW WOJSKOWYCH

Dowódcy wojskowi w ramach swoich kompetencji odpowiadają za to, aby:

  1. wszyscy oficerowie podległych im jednostek na czas i dokładnie zostali poinstruowani o zasadzie punktu «а» niniejszego rozporządzenia;
  2. ich sądowi doradcy na czas byli powiadomieni zarówno o niniejszym rozporządzeniu, jak również o ustnych poleceniach, z pomocą których głównodowodzący objaśniali polityczne zamierzenia Kierownictwa;
  3. zatwierdzali tylko takie wyroki, które odpowiadają politycznym zamierzeniom Kierownictwa.

IV.

STOPIEŃ TAJNOŚCI

Wraz z zakończeniem okresu maskowania się niniejsze rozporządzenie zachowuje stopień tajności „absolutnie tajne”.

Na polecenie

Szef Sztabu Wermachtu
Кeitel

ГАРФ ф. 7445. оп. 2. д. 166,
л. 65—70. Перевод с немецкого

Директива «Об обращении с политическими комиссарами» Штаба оперативного руководства Верховного Главнокомандования Вермахта № LIV/Qu  № 44822/41. Берлин. 06.06.1941 г. (Документ. ЦМ ВОВ. Инв. № 1917)
Верховное Главнокомандование Вермахта Штаб оперативного руководства, отдел обороны страны LIV/Qu № 44822/41 Совершенно секретно Главная Ставка Фюрера 6.6.41г. (Только для командования) Передавать только через офицера

В приложение к указу фюрера о применении военной подсудности в районе "Барбаросса" направляются директива «Об обращении с политическими комиссарами». В борьбе с большевизмом на соблюдение врагом принципов гуманности или международного права рассчитывать нельзя.

Особенно жестокого и диктуемого ненавистью бесчеловечного обращения с нашими военнопленными следует ожидать от всякого рода комиссаров, этих подлинных носителей сопротивления.

Войска должны осознавать следующее:

  1. В нынешней войне пощада этим элементам и соблюдение в отношении их международных правил неуместны. Они представляют собой угрозу нашей безопасности и быстрому освобождению нами населения захваченных областей.
  2. Политические комиссары инициаторы варварских азиатских методов ведения войны. Поэтому против них следует немедленно и без всяких задержек действовать со всей беспощадностью. Если же они оказывают вооруженное сопротивление, следует немедленно устранять их силой оружия.

В остальном действуют следующие положения.

I. Во фронтовых областях.

  1. Обращаться с действующими против наших войск политическими комиссарами согласно "Указу о военной подсудности в районе "Барбаросса". То же самое относится к комиссарам всех видов и должностей, даже только подозреваемых в сопротивлении, саботаже или подстрекательстве к ним.
  2. Опознать политических комиссаров в качестве органов можно по особому знаку различия красной звезде с вытканными на ней серпом и молотом на рукаве. Их надлежит немедленно, то есть прямо на поле боя, отделять от всех остальных военнопленных. Это необходимо, чтобы лишить их всякой возможности оказывать влияние на взятых в плен солдат. Комиссары в качестве солдат не признаются; никакая международно-правовая защита к ним не применяется. После произведенной сортировки их надлежит уничтожить.
  3. Политических комиссаров, которые не виновны ни в каких вражеских действиях или только подозреваются в них, первоначально не уничтожать. Только в ходе дальнейшего продвижения вглубь страны может быть решен вопрос о том, следует ли их оставить на месте или же передать в руки зондеркоманд. Следует стремиться, чтобы те производили следствие сами. При решении вопроса "о виновности или невиновности" в принципе личное впечатление имеет значение большее, чем, по всей вероятности, недоказуемый состав преступления.
  4. Все вышеназванные меры не должны задерживать проведение операций. Поэтому планомерные поиски и "чистку" полевым войскам запретить.

II. Во фронтовом тылу.

Комиссаров, схваченных во фронтовом тылу при вызывающем сомнение поведении, следует передавать айнзацгруппам или айнзацкомандам Службы Безопасности.

Просьба разослать только командующим армиями и воздушными флотами, остальных командующих соединениями и командиров частей ознакомить устно.

За начальника штаба
Верховного Главнокомандования Вермахта
Варлимонт /подпись/

RUS
Директива «Об обращении с политическими комиссарами» Штаба оперативного руководства Верховного Главнокомандования Вермахта № LIV/Qu  № 44822/41. Берлин. 06.06.1941 г. (Документ. ЦМ ВОВ. Инв. № 1917)
Верховное Главнокомандование Вермахта Штаб оперативного руководства, отдел обороны страны LIV/Qu № 44822/41 Совершенно секретно Главная Ставка Фюрера 6.6.41г. (Только для командования) Передавать только через офицера

В приложение к указу фюрера о применении военной подсудности в районе "Барбаросса" направляются директива «Об обращении с политическими комиссарами». В борьбе с большевизмом на соблюдение врагом принципов гуманности или международного права рассчитывать нельзя.

Особенно жестокого и диктуемого ненавистью бесчеловечного обращения с нашими военнопленными следует ожидать от всякого рода комиссаров, этих подлинных носителей сопротивления.

Войска должны осознавать следующее:

  1. В нынешней войне пощада этим элементам и соблюдение в отношении их международных правил неуместны. Они представляют собой угрозу нашей безопасности и быстрому освобождению нами населения захваченных областей.
  2. Политические комиссары инициаторы варварских азиатских методов ведения войны. Поэтому против них следует немедленно и без всяких задержек действовать со всей беспощадностью. Если же они оказывают вооруженное сопротивление, следует немедленно устранять их силой оружия.

В остальном действуют следующие положения.

I. Во фронтовых областях.

  1. Обращаться с действующими против наших войск политическими комиссарами согласно "Указу о военной подсудности в районе "Барбаросса". То же самое относится к комиссарам всех видов и должностей, даже только подозреваемых в сопротивлении, саботаже или подстрекательстве к ним.
  2. Опознать политических комиссаров в качестве органов можно по особому знаку различия красной звезде с вытканными на ней серпом и молотом на рукаве. Их надлежит немедленно, то есть прямо на поле боя, отделять от всех остальных военнопленных. Это необходимо, чтобы лишить их всякой возможности оказывать влияние на взятых в плен солдат. Комиссары в качестве солдат не признаются; никакая международно-правовая защита к ним не применяется. После произведенной сортировки их надлежит уничтожить.
  3. Политических комиссаров, которые не виновны ни в каких вражеских действиях или только подозреваются в них, первоначально не уничтожать. Только в ходе дальнейшего продвижения вглубь страны может быть решен вопрос о том, следует ли их оставить на месте или же передать в руки зондеркоманд. Следует стремиться, чтобы те производили следствие сами. При решении вопроса "о виновности или невиновности" в принципе личное впечатление имеет значение большее, чем, по всей вероятности, недоказуемый состав преступления.
  4. Все вышеназванные меры не должны задерживать проведение операций. Поэтому планомерные поиски и "чистку" полевым войскам запретить.

II. Во фронтовом тылу.

Комиссаров, схваченных во фронтовом тылу при вызывающем сомнение поведении, следует передавать айнзацгруппам или айнзацкомандам Службы Безопасности.

Просьба разослать только командующим армиями и воздушными флотами, остальных командующих соединениями и командиров частей ознакомить устно.

За начальника штаба
Верховного Главнокомандования Вермахта
Варлимонт /подпись/

RUS
Директива «Об обращении с политическими комиссарами» Штаба оперативного руководства Верховного Главнокомандования Вермахта № LIV/Qu  № 44822/41. Берлин. 06.06.1941 г. (Документ. ЦМ ВОВ. Инв. № 1917)
Верховное Главнокомандование Вермахта Штаб оперативного руководства, отдел обороны страны LIV/Qu № 44822/41 Совершенно секретно Главная Ставка Фюрера 6.6.41г. (Только для командования) Передавать только через офицера

В приложение к указу фюрера о применении военной подсудности в районе "Барбаросса" направляются директива «Об обращении с политическими комиссарами». В борьбе с большевизмом на соблюдение врагом принципов гуманности или международного права рассчитывать нельзя.

Особенно жестокого и диктуемого ненавистью бесчеловечного обращения с нашими военнопленными следует ожидать от всякого рода комиссаров, этих подлинных носителей сопротивления.

Войска должны осознавать следующее:

  1. В нынешней войне пощада этим элементам и соблюдение в отношении их международных правил неуместны. Они представляют собой угрозу нашей безопасности и быстрому освобождению нами населения захваченных областей.
  2. Политические комиссары инициаторы варварских азиатских методов ведения войны. Поэтому против них следует немедленно и без всяких задержек действовать со всей беспощадностью. Если же они оказывают вооруженное сопротивление, следует немедленно устранять их силой оружия.

В остальном действуют следующие положения.

I. Во фронтовых областях.

  1. Обращаться с действующими против наших войск политическими комиссарами согласно "Указу о военной подсудности в районе "Барбаросса". То же самое относится к комиссарам всех видов и должностей, даже только подозреваемых в сопротивлении, саботаже или подстрекательстве к ним.
  2. Опознать политических комиссаров в качестве органов можно по особому знаку различия красной звезде с вытканными на ней серпом и молотом на рукаве. Их надлежит немедленно, то есть прямо на поле боя, отделять от всех остальных военнопленных. Это необходимо, чтобы лишить их всякой возможности оказывать влияние на взятых в плен солдат. Комиссары в качестве солдат не признаются; никакая международно-правовая защита к ним не применяется. После произведенной сортировки их надлежит уничтожить.
  3. Политических комиссаров, которые не виновны ни в каких вражеских действиях или только подозреваются в них, первоначально не уничтожать. Только в ходе дальнейшего продвижения вглубь страны может быть решен вопрос о том, следует ли их оставить на месте или же передать в руки зондеркоманд. Следует стремиться, чтобы те производили следствие сами. При решении вопроса "о виновности или невиновности" в принципе личное впечатление имеет значение большее, чем, по всей вероятности, недоказуемый состав преступления.
  4. Все вышеназванные меры не должны задерживать проведение операций. Поэтому планомерные поиски и "чистку" полевым войскам запретить.

II. Во фронтовом тылу.

Комиссаров, схваченных во фронтовом тылу при вызывающем сомнение поведении, следует передавать айнзацгруппам или айнзацкомандам Службы Безопасности.

Просьба разослать только командующим армиями и воздушными флотами, остальных командующих соединениями и командиров частей ознакомить устно.

За начальника штаба
Верховного Главнокомандования Вермахта
Варлимонт /подпись/

RUS
Директива «Об обращении с политическими комиссарами» Штаба оперативного руководства Верховного Главнокомандования Вермахта № LIV/Qu  № 44822/41. Берлин. 06.06.1941 г. (Документ. ЦМ ВОВ. Инв. № 1917)
Верховное Главнокомандование Вермахта Штаб оперативного руководства, отдел обороны страны LIV/Qu № 44822/41 Совершенно секретно Главная Ставка Фюрера 6.6.41г. (Только для командования) Передавать только через офицера

В приложение к указу фюрера о применении военной подсудности в районе "Барбаросса" направляются директива «Об обращении с политическими комиссарами». В борьбе с большевизмом на соблюдение врагом принципов гуманности или международного права рассчитывать нельзя.

Особенно жестокого и диктуемого ненавистью бесчеловечного обращения с нашими военнопленными следует ожидать от всякого рода комиссаров, этих подлинных носителей сопротивления.

Войска должны осознавать следующее:

  1. В нынешней войне пощада этим элементам и соблюдение в отношении их международных правил неуместны. Они представляют собой угрозу нашей безопасности и быстрому освобождению нами населения захваченных областей.
  2. Политические комиссары инициаторы варварских азиатских методов ведения войны. Поэтому против них следует немедленно и без всяких задержек действовать со всей беспощадностью. Если же они оказывают вооруженное сопротивление, следует немедленно устранять их силой оружия.

В остальном действуют следующие положения.

I. Во фронтовых областях.

  1. Обращаться с действующими против наших войск политическими комиссарами согласно "Указу о военной подсудности в районе "Барбаросса". То же самое относится к комиссарам всех видов и должностей, даже только подозреваемых в сопротивлении, саботаже или подстрекательстве к ним.
  2. Опознать политических комиссаров в качестве органов можно по особому знаку различия красной звезде с вытканными на ней серпом и молотом на рукаве. Их надлежит немедленно, то есть прямо на поле боя, отделять от всех остальных военнопленных. Это необходимо, чтобы лишить их всякой возможности оказывать влияние на взятых в плен солдат. Комиссары в качестве солдат не признаются; никакая международно-правовая защита к ним не применяется. После произведенной сортировки их надлежит уничтожить.
  3. Политических комиссаров, которые не виновны ни в каких вражеских действиях или только подозреваются в них, первоначально не уничтожать. Только в ходе дальнейшего продвижения вглубь страны может быть решен вопрос о том, следует ли их оставить на месте или же передать в руки зондеркоманд. Следует стремиться, чтобы те производили следствие сами. При решении вопроса "о виновности или невиновности" в принципе личное впечатление имеет значение большее, чем, по всей вероятности, недоказуемый состав преступления.
  4. Все вышеназванные меры не должны задерживать проведение операций. Поэтому планомерные поиски и "чистку" полевым войскам запретить.

II. Во фронтовом тылу.

Комиссаров, схваченных во фронтовом тылу при вызывающем сомнение поведении, следует передавать айнзацгруппам или айнзацкомандам Службы Безопасности.

Просьба разослать только командующим армиями и воздушными флотами, остальных командующих соединениями и командиров частей ознакомить устно.

За начальника штаба
Верховного Главнокомандования Вермахта
Варлимонт /подпись/

RUS
Листовка. «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!» (Документ. ММНА. ОФ- 1203/7)
Листовка «Бей политруков, бей жидов!». Германия. 1941 г. (Документ.ММНА.  ОФ-1135-11)
Листовка-пропуск. «Вы окружены! Но у вас есть еще выход! Перейти к немцам и тем самым спасти свои жизни для Родины!» Германия. 1941 г. (Документ. ММНА)
Секретное письмо начальника полиции безопасности (SiРo) и службы безопасности (SD) относительно транспортировки в  концентрационные лагеря советских военнопленных, предназначенных к уничтожению. 9.11.1941 г. Подписано по поручению Мюллером

Директива начальника полиции безопасности и СД Германии начальникам концентрационных лагерей об уничтожении советских военнопленных

гор. Берлин 9 ноября 1941 г.
Секретно Срочно

Коменданты концентрационных лагерей пожаловались на то обстоятельство, что от 5 до 10 % всех советских военнопленных, предназначенных для уничтожения, прибывают в лагеря мертвыми или полумертвыми. Это обстоятельство создает впечатление, будто стационарные лагеря стремятся таким путем избавиться от военнопленных.

В частности, установлено, что во время пеших переходов, например от вокзала к лагерю, весьма значительное число военнопленных ввиду полного истощения падает по дороге и умирает либо находится в полумертвом состоянии. Их вынуждены подбирать затем средствами транспорта.

Нельзя помешать тому, чтобы немецкому населению становились известными эти факты.

Подобная доставка военнопленных в концентрационные лагеря, как правило, осуществляется силами армии; тем не менее население относит ее за счет войск СС.

В целях предотвращения по возможности подобных случаев в дальнейшем я приказываю немедленно ввести в действие правило, по которому все советские военнопленные, которые явно обречены на гибель (например больные брюшным тифом) и поэтому не в состоянии выдержать напряжение, связанное хотя бы даже с кратким пешим переходом, больше не доставлялись в концентрационные лагеря, предназначенные для их уничтожения.

Прошу вас незамедлительно сообщить об этом распоряжении всем руководителям соответствующих оперативных команд.

Всем:

начальникам участков государственной полиции

руководителям подразделений полиции безопасности и СД Мец

руководителям подразделений полиции безопасности и СД Страсбург

В порядке осведомления:

рейхсфюреру войск СС и начальнику немецкой полиции

начальнику полиции безопасности и СД

начальникам управлений № I—VII

группенлейтеру IV управления д-ру Вейнману

высшим руководителям войск СС и полиции, за исключением Гааги

инспекторам полиции безопасности и СД

начальникам полиции по обеспечению безопасности СД, кроме Меца и Страсбурга

командирам полиции безопасности и СД

инспекторам концентрационных лагерей всем комендантам концентрационных лагерей

По поручению —

Мюллер

ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 145, л. 145—146. Перевод с немецкого

RUS
Проект нормы питания советских военнопленных в Германии. 27 ноября 1941 г., выработанные в министерстве продовольственного снабжения и сельского хозяйства III рейха  (Документ. ЦМ ВОВ  НВ-16690)

Проект
Нормы питания советских военнопленных в Германии при легкой работе ( на основании совещания у господина министериальдиригента д-ра Клауссен 27.11-41 г. в имперском министерстве продовольственного снабжения и сельского хозяйства).

Недельная норма в граммахОбщая годовая потребность в тоннах наЕжедневная норма
100000 человек500000 человекграммкалорийбелок в граммахЧистые жиры в граммах
Хлеб(смесь): ржаные отруби, отжимки сахарной свеклы1550
солома205014800740004071100126,04,3
Мясо 1)2501300650035,8345.11,4
Жиры 130680340018,61410,814,7
Концентраты150780390021,4771,60,5
из которых 75% крупы14207100
Сохраненное Молоко2330121006050033314111,70,3
Сахар70365182510,041--
Картофель30001560070000429,03977,3-
Брюква16500850004300002330,07355,6-
Овощи1125585029250160,0600,33,5
Капуста27514307150 39,3100,10,5
Итого254058,525,2
1)Один килограмм конины или малопригодного для употребления мяса содержит 950 калорий, 39 гр. жиров, 142 гр. белка

Draft
dietary standards for Soviet prisoners of war in Germany doing light work (based on the meeting in the office of Ministerialdirigent Dr. Klaussen on 27 November 1941 at the Reich Ministry for Nutrition and Agriculture)

Weekly rate in gramsTotal annual requirement in tons perDaily rate
100,000 persons500,000 personsGramsCaloriesProteins in grams Pure fats in grams
Bread (mixture): Rye bran, sugar beet bagasse, 1550
straw205014800740004071100126,04,3
Meat 1)2501300650035,8345.11,4
Fats130680340018,61410,814,7
Concentrates150780390021,4771,60,5
of which 75% cereals14207100
Preserved milk2330121006050033314111,70,3
Sugar70365182510,041--
Potatoes30001560070000429,03977,3-
Turnip16500850004300002330,07355,6-
Vegetables1125585029250160,0600,33,5
Cabbage27514307150 39,3100,10,5
Total254058,525,2
1) One kilo of horse meat or poor quality meat contains 950 calories, 39 grams of fat, 142 grams of protein.
Проект нормы питания советских военнопленных в Германии. 27 ноября 1941 г., выработанные в министерстве продовольственного снабжения и сельского хозяйства III рейха (Документ. ЦМ ВОВ НВ-16690)

Проект
Нормы питания советских военнопленных в Германии при легкой работе ( на основании совещания у господина министериальдиригента д-ра Клауссен 27.11-41 г. в имперском министерстве продовольственного снабжения и сельского хозяйства).

Недельная норма в граммахОбщая годовая потребность в тоннах наЕжедневная норма
100000 человек500000 человекграммкалорийбелок в граммахЧистые жиры в граммах
Хлеб(смесь): ржаные отруби, отжимки сахарной свеклы1550
солома205014800740004071100126,04,3
Мясо 1)2501300650035,8345.11,4
Жиры 130680340018,61410,814,7
Концентраты150780390021,4771,60,5
из которых 75% крупы14207100
Сохраненное Молоко2330121006050033314111,70,3
Сахар70365182510,041--
Картофель30001560070000429,03977,3-
Брюква16500850004300002330,07355,6-
Овощи1125585029250160,0600,33,5
Капуста27514307150 39,3100,10,5
Итого254058,525,2
1)Один килограмм конины или малопригодного для употребления мяса содержит 950 калорий, 39 гр. жиров, 142 гр. белка

Draft
dietary standards for Soviet prisoners of war in Germany doing light work (based on the meeting in the office of Ministerialdirigent Dr. Klaussen on 27 November 1941 at the Reich Ministry for Nutrition and Agriculture)

Weekly rate in gramsTotal annual requirement in tons perDaily rate
100,000 persons500,000 personsGramsCaloriesProteins in grams Pure fats in grams
Bread (mixture): Rye bran, sugar beet bagasse, 1550
straw205014800740004071100126,04,3
Meat 1)2501300650035,8345.11,4
Fats130680340018,61410,814,7
Concentrates150780390021,4771,60,5
of which 75% cereals14207100
Preserved milk2330121006050033314111,70,3
Sugar70365182510,041--
Potatoes30001560070000429,03977,3-
Turnip16500850004300002330,07355,6-
Vegetables1125585029250160,0600,33,5
Cabbage27514307150 39,3100,10,5
Total254058,525,2
1) One kilo of horse meat or poor quality meat contains 950 calories, 39 grams of fat, 142 grams of protein.
Из распоряжения начальника по делам военнопленных VIII военного округа об употреблении огнестрельного оружия при надзоре  советских военнопленных. 7 ноября 1941 г.  (Документ. ГАРФ ф. 7021. оп. 148, Д. 214. л. 41 ЦМ ВОВ ВХ-0782/24 )

Из распоряжения начальника по делам военнопленных VIII военного округа об употреблении огнестрельного оружия при охране советских военнопленных

гор. Бреславль 7 ноября 1941 г.

...Возрастают случаи, когда охранники при несении службы охраны советских военнопленных по самому ничтожному поводу их просто пристреливают.

Последние донесения о смерти советских военнопленных от болезней показывают столь высокую цифру смертности, что не каждый случай невыполнения приказов следует истолковывать как следствие злого умысла и сопротивления, а зачастую как слабость и апатию, вызванную состоянием здоровья.

Начальник рабочей команды лично отвечает за точный инструктаж подчиненных ему солдат по вопросу о применении оружия против военнопленных . При невыполнении приказа или сопротивлении ему, чтобы заставить выполнить данный приказ, охранник должен сперва применить приклад и штык, если же это не поможет — огнестрельное оружие...

По поручению —

майор

ГАРФ ф. 7021. оп. 148, Д. 214. л. 41
Перевод с немецкого

From the order of the head of POWs affairs of military district VIII on use of firearms when Soviet prisoners of war are guarded

Breslavl, 7 November 1941

…there is an increasing number of incidents when guards on duty simply shoot Soviet prisoners of war at the slightest provocation.

Recent reports on disease-related mortality among the Soviet prisoners of war show a rate so high that no every incident of breach of orders should be regarded as consequences of malicious intent and disobedience but often as a result of weakness and apathy caused by poor health.

Head of the work team is personally responsible for thorough briefing of subordinate soldiers on the issue of using weapons against prisoners of war. In case of a breach of order or disobedience the guard is first to use the butt-end and bayonet, and if this is of avail – then use firearms...

As instructed by

Major

SARF, collection 7021, register 148, folder 214, p. 41
Translation from German

Указание шефа полиции порядка с изложением распоряжения ОКВ о клеймении советских военнопленных.  9 февраля 1942 г. (Документ. Архив ФСБ  Н-19096, т.21 ЦМ ВОВ ВХ-07101/47)

Берлин, 2 февраля 1942 года Копия с копии.

Шеф полиции порядка

1-г-1а № 74/42

Содержание: о клеймении советских военнопленных.

Нижестоящую копию распоряжения главного командования вермахта от 16 января 1942 года за 2ф 24.73 отдел военнопленных (1-а) 539/42 – пересылаю в дополнение к моему распоряжению от 5/1-1942 года.

Верховное командование 1-а-1-а (1) № 127/41 (г)

По заданию Шпаке

Верно (подпись)

Копия с копии.

Верховное командование армии Берлин Шенеберг 16/1- 1942 за 2ф 24.73 отдел военнопленных (1-а) 539/42.

Содержание: о клеймении советских военнопленных

Так как советские военнопленные при бегстве бросают свой опозновательный знак и поэтому в них нельзя узнать военнопленных, особенно советских военнопленных, издается распоряжение.

Каждый советский военнопленный должен быть клеймен знаком на внутренней стороне нижней части левой руки с ляписом.

Шеф Верховного командования армии

(подпись)

-------------------------------------------

Рига, 8 марта 1942 года

Начальник полиции порядка

В «Остланд» отд. 1-а 13.08.

Копия для ознакомления.

Распоряжение шефа полиции порядка от 5/1 42 года.

Верховное командование 1 г-а/1 № 124-41 (г) было передано с моим распоряжением7 января 1942 года.

За начальника полиции по заданию Мюллер – подполковник полиции Порядка.

Berlin, 2 February 1942

Copy from a copy

Chief of Order Police
1-g-1а No. 74/42

Subject: on branding of Soviet prisoners of war.

I am forwarding the below copy of the decree of the Supreme Command of the Armed Forces dated January 16, 1942, Az 2f 24.73 POWs Department (1-а) 539/42 – In addition to my instruction as of 5/1-1942.

Supreme Command 1-а-1-а (1) No. 127/41 (g)

By order of, Schpake
True copy [signature]

Copy from a copy

Supreme Command of the Armed Forces Berlin Schöneberg 16/1- 1942 Az 2f 24.73 POWs Department (1-а) 539/42.

Subject: on branding of Soviet prisoners of war.

Since in case of attempted flight Soviet prisoners of war drop their identification signs and thus make it impossible to recognize them as POWs, especially Soviet POWs, the following decree is issued.

Every Soviet POW must be branded with silver nitrate on the inner part of the left forearm.

Chief of Supreme Command of the Armed Forces

[signature]

-------------------------------------------

Riga, 8 March 1942

Chief of Order Police
to “Ostland” dep. 1-а 13.08.

Copy for information

Instruction of Chief of Order Police as of 5/1 1942.

Supreme Command 1 g-а/1 No. 124-41 (g) was forwarded with my instruction on 7 January 1942.

Lieutenant colonel Müller, Order Police on behalf by order of Chief of Police.

Указание шефа полиции порядка с изложением распоряжения ОКВ о клеймении советских военнопленных. 9 февраля 1942 г. (Документ. Архив ФСБ Н-19096, т.21 ЦМ ВОВ ВХ-07101/47)

Берлин, 2 февраля 1942 года Копия с копии.

Шеф полиции порядка

1-г-1а № 74/42

Содержание: о клеймении советских военнопленных.

Нижестоящую копию распоряжения главного командования вермахта от 16 января 1942 года за 2ф 24.73 отдел военнопленных (1-а) 539/42 – пересылаю в дополнение к моему распоряжению от 5/1-1942 года.

Верховное командование 1-а-1-а (1) № 127/41 (г)

По заданию Шпаке

Верно (подпись)

Копия с копии.

Верховное командование армии Берлин Шенеберг 16/1- 1942 за 2ф 24.73 отдел военнопленных (1-а) 539/42.

Содержание: о клеймении советских военнопленных

Так как советские военнопленные при бегстве бросают свой опозновательный знак и поэтому в них нельзя узнать военнопленных, особенно советских военнопленных, издается распоряжение.

Каждый советский военнопленный должен быть клеймен знаком на внутренней стороне нижней части левой руки с ляписом.

Шеф Верховного командования армии

(подпись)

-------------------------------------------

Рига, 8 марта 1942 года

Начальник полиции порядка

В «Остланд» отд. 1-а 13.08.

Копия для ознакомления.

Распоряжение шефа полиции порядка от 5/1 42 года.

Верховное командование 1 г-а/1 № 124-41 (г) было передано с моим распоряжением7 января 1942 года.

За начальника полиции по заданию Мюллер – подполковник полиции Порядка.

Berlin, 2 February 1942

Copy from a copy

Chief of Order Police
1-g-1а No. 74/42

Subject: on branding of Soviet prisoners of war.

I am forwarding the below copy of the decree of the Supreme Command of the Armed Forces dated January 16, 1942, Az 2f 24.73 POWs Department (1-а) 539/42 – In addition to my instruction as of 5/1-1942.

Supreme Command 1-а-1-а (1) No. 127/41 (g)

By order of, Schpake
True copy [signature]

Copy from a copy

Supreme Command of the Armed Forces Berlin Schöneberg 16/1- 1942 Az 2f 24.73 POWs Department (1-а) 539/42.

Subject: on branding of Soviet prisoners of war.

Since in case of attempted flight Soviet prisoners of war drop their identification signs and thus make it impossible to recognize them as POWs, especially Soviet POWs, the following decree is issued.

Every Soviet POW must be branded with silver nitrate on the inner part of the left forearm.

Chief of Supreme Command of the Armed Forces

[signature]

-------------------------------------------

Riga, 8 March 1942

Chief of Order Police
to “Ostland” dep. 1-а 13.08.

Copy for information

Instruction of Chief of Order Police as of 5/1 1942.

Supreme Command 1 g-а/1 No. 124-41 (g) was forwarded with my instruction on 7 January 1942.

Lieutenant colonel Müller, Order Police on behalf by order of Chief of Police.

Распоряжение начальника главного штаба вооруженных сил Германии  Вильгельма Кейтеля о направлении советских военнопленных на работы в угольную промышленность. 8.07.1943 г (Документ.  ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 142ч л. 79—80).

Распоряжение Кейтеля о направлении военнопленных на работу в угольную промышленность Германии

Ставка верховного главнокомандующего 8 июля 1943 г.

7 июля фюрер приказал с целью проведения расширенной программы производства чугуна и стали во что вы то ни стало обеспечить добычу необходимого количества угля, для чего покрыть имеющуюся потребность в рабочей силе за счет военнопленных .

Фюрер требует срочного принятия следующих мер, направленных на предоставление угольной промышленности дополнительно 300 тыс. рабочих.

  1. Из имеющихся в наших руках советских военнопленных (исключая находящихся в Финляндии и Норвегии, а также на работах в армии) генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы совместно с начальником штаба верховного главнокомандования вооруженными силами (отдел военнопленных) должны направить в горную прмышленность до 1 сентября 1943 г. непрерывно следующими друг за другом партиями 200 тыс. военнопленных, способных к работе на шахтах. Если им требуется замена, она будет предоставляться генеральным уполномоченным по использованию рабочей
  2. При дальнейшем поступлении новых советских военнопленных потребности угольной промышленности должны удовлетворяться в первую очередь.
  3. Все военнопленные, взятые на Востоке после 5 июля 1943 г., должны быть переданы в лагеря военного ведомства и оттуда непосредственно или в порядке обмена на работающих у других потребителей рабочей силы направляться генеральному уполномоченному по использованию рабочей силы для применения в угольной промышленности. Председатель имперского объединения угольной промышленности с настоящего времени имеет право набирать через свои органы людей в лагерях военного ведомства.
  4. Все без исключения советские горняки, работающие в любых местах использования военнопленных, должны быть направлены в соответствии со своей профессией, при условии замены, в горную промышленность через генерального уполномоченного по использованию рабочей силы.
  5. Мужчины в возрасте от 16 до 55 лет, захваченные в борьбе с бандами в зоне военных действий, фронтовых тылах, комиссариатах восточных областей, генерал-губернаторстве и на Балканах, отныне считаются военнопленными. То же самое относится к мужчинам этой категории во вновь завоеванных областях Востока. Они должны отправляться в лагеря военнопленных, а оттуда на работу в Германию. Об учете членов их семей и дальнейшем обращении с ними начальник генерального штаба сухопутных сил и рейхсфюрер СС издадут каждый в пределах своей компетенции необходимые согласованные распоряжения.

Для доклада фюреру начальник отдела военнопленных каждые 10 дней докладывает мне о ходе акции — в первый раз 25 июля 1943 г. по состоянию на 20 июля 1943 г,

ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 142ч л. 79—80.
Перевод с немецкого

Keitel’s order on detachment of prisoners of war to work in the German coal mining industry

General Headquarters of the Supreme Command of the Armed Forces, 8 July 1943.

On 7 July, for the purposes of the extended program of cast iron and steel production the Führer ordered to ensure at all costs that the necessary quantity of coal be mined and for this end the lack in labor force be supplemented by prisoners of war.

Führer orders that the following measures aimed at providing the coal mining industry with 300 thousand additional workers be taken instantly:

  1. Of the Soviet prisoners of war currently in our hands (excluding those in Finland and Norway as well as those working for the army) the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force together with the Chief of Staff of the Supreme Command of the Armed Forces (the POWs department) are to detach for work in the mining industry by 1 September 1943, 200 thousand POWs capable of working in the mines in consecutive parties following one another. If they need replacement it will be provided by the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force.
  2. When new Soviet POWs arrive, the needs of coal mining are to be satisfied on a priority basis. All POWs taken in the East after 5 July 1943 are to be transported to the camps of the military department and from there they are to be moved directly or in the order of replacement by workers working for other users of labor force to the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force for detachment to the coal mining industry. The Chairman of the Reich Coal association from now and on has the right to recruit through his agencies people in the camps of the military department.
  3. All Soviet mining industry workers without exception, working in any places where POWs are used, are to be assigned in accordance with their profession, on condition of replacement, to the mining industry through the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force.
  4. Men of the age from 16 to 55, taken in operations against gangs in the zone of military action, in the zone of military operations, communications zones, Commissariats for Eastern territories, the General Government and in the Balkans are from now and on considered to be prisoners of war. The same applies to the men of this category in the re-occupied territories in the east. They are to be sent to the camps for POWs, and from there – to work in Germany. The Chief of General Staff of the Ground Forces and the SS-Reichsführer will each issue the necessary instructions within the area of their jurisdiction on the record of the POWs’ family members and the treatment of them.

For the purpose of reporting to the Führer the Head of POWs Department reports to me every ten days about the implementation status – first report due on 25 July 1943 on the situation as of 20 July 1943

SARF, collection 7445, register 2, folder 142, pp. 79‒80.
Translation from German

Распоряжение начальника главного штаба вооруженных сил Германии  Вильгельма Кейтеля о направлении советских военнопленных на работы в угольную промышленность. 8.07.1943 г (Документ.  ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 142ч л. 79—80).

Распоряжение Кейтеля о направлении военнопленных на работу в угольную промышленность Германии

Ставка верховного главнокомандующего 8 июля 1943 г.

7 июля фюрер приказал с целью проведения расширенной программы производства чугуна и стали во что вы то ни стало обеспечить добычу необходимого количества угля, для чего покрыть имеющуюся потребность в рабочей силе за счет военнопленных .

Фюрер требует срочного принятия следующих мер, направленных на предоставление угольной промышленности дополнительно 300 тыс. рабочих.

  1. Из имеющихся в наших руках советских военнопленных (исключая находящихся в Финляндии и Норвегии, а также на работах в армии) генеральный уполномоченный по использованию рабочей силы совместно с начальником штаба верховного главнокомандования вооруженными силами (отдел военнопленных) должны направить в горную прмышленность до 1 сентября 1943 г. непрерывно следующими друг за другом партиями 200 тыс. военнопленных, способных к работе на шахтах. Если им требуется замена, она будет предоставляться генеральным уполномоченным по использованию рабочей
  2. При дальнейшем поступлении новых советских военнопленных потребности угольной промышленности должны удовлетворяться в первую очередь.
  3. Все военнопленные, взятые на Востоке после 5 июля 1943 г., должны быть переданы в лагеря военного ведомства и оттуда непосредственно или в порядке обмена на работающих у других потребителей рабочей силы направляться генеральному уполномоченному по использованию рабочей силы для применения в угольной промышленности. Председатель имперского объединения угольной промышленности с настоящего времени имеет право набирать через свои органы людей в лагерях военного ведомства.
  4. Все без исключения советские горняки, работающие в любых местах использования военнопленных, должны быть направлены в соответствии со своей профессией, при условии замены, в горную промышленность через генерального уполномоченного по использованию рабочей силы.
  5. Мужчины в возрасте от 16 до 55 лет, захваченные в борьбе с бандами в зоне военных действий, фронтовых тылах, комиссариатах восточных областей, генерал-губернаторстве и на Балканах, отныне считаются военнопленными. То же самое относится к мужчинам этой категории во вновь завоеванных областях Востока. Они должны отправляться в лагеря военнопленных, а оттуда на работу в Германию. Об учете членов их семей и дальнейшем обращении с ними начальник генерального штаба сухопутных сил и рейхсфюрер СС издадут каждый в пределах своей компетенции необходимые согласованные распоряжения.

Для доклада фюреру начальник отдела военнопленных каждые 10 дней докладывает мне о ходе акции — в первый раз 25 июля 1943 г. по состоянию на 20 июля 1943 г,

ГАРФ, ф. 7445, оп. 2, д. 142ч л. 79—80.
Перевод с немецкого

Keitel’s order on detachment of prisoners of war to work in the German coal mining industry

General Headquarters of the Supreme Command of the Armed Forces, 8 July 1943.

On 7 July, for the purposes of the extended program of cast iron and steel production the Führer ordered to ensure at all costs that the necessary quantity of coal be mined and for this end the lack in labor force be supplemented by prisoners of war.

Führer orders that the following measures aimed at providing the coal mining industry with 300 thousand additional workers be taken instantly:

  1. Of the Soviet prisoners of war currently in our hands (excluding those in Finland and Norway as well as those working for the army) the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force together with the Chief of Staff of the Supreme Command of the Armed Forces (the POWs department) are to detach for work in the mining industry by 1 September 1943, 200 thousand POWs capable of working in the mines in consecutive parties following one another. If they need replacement it will be provided by the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force.
  2. When new Soviet POWs arrive, the needs of coal mining are to be satisfied on a priority basis. All POWs taken in the East after 5 July 1943 are to be transported to the camps of the military department and from there they are to be moved directly or in the order of replacement by workers working for other users of labor force to the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force for detachment to the coal mining industry. The Chairman of the Reich Coal association from now and on has the right to recruit through his agencies people in the camps of the military department.
  3. All Soviet mining industry workers without exception, working in any places where POWs are used, are to be assigned in accordance with their profession, on condition of replacement, to the mining industry through the General Plenipotentiary for the Use of Labor Force.
  4. Men of the age from 16 to 55, taken in operations against gangs in the zone of military action, in the zone of military operations, communications zones, Commissariats for Eastern territories, the General Government and in the Balkans are from now and on considered to be prisoners of war. The same applies to the men of this category in the re-occupied territories in the east. They are to be sent to the camps for POWs, and from there – to work in Germany. The Chief of General Staff of the Ground Forces and the SS-Reichsführer will each issue the necessary instructions within the area of their jurisdiction on the record of the POWs’ family members and the treatment of them.

For the purpose of reporting to the Führer the Head of POWs Department reports to me every ten days about the implementation status – first report due on 25 July 1943 on the situation as of 20 July 1943

SARF, collection 7445, register 2, folder 142, pp. 79‒80.
Translation from German

Советские военнопленные в концентрационном лагере Аушвиц
План концлагеря  Аушвиц. В бараках 1, 2, 3, 12,13,14, 22, 23, 24 размещались советские военнопленные (Документ. (Auschwitz A History in Photographs l. 51)
Листы Книги дневных реестров наличного состава. 28 февраля 1942 г. (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Aul-3|1 Starckebuch, т.1, с. 87-91)
Листы Книги дневных реестров наличного состава. 28 февраля 1942 г. (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Aul-3|1 Starckebuch, т.1, с. 88)
Листы Книги дневных реестров наличного состава. 28 февраля 1942 г. (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Aul-3|1 Starckebuch, т.1, с. 89)
Листы Книги дневных реестров наличного состава. 28 февраля 1942 г. (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Aul-3|1 Starckebuch, т.1, с. 90)
Листы Книги дневных реестров наличного состава. 28 февраля 1942 г. (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Aul-3|1 Starckebuch, т.1, с. 91)
План лагеря для  военнопленных в Биркенау. 7 октября 1941 г. (Документ.  Архив Государственного музея «Аушвиц-Биркенау». Neg. nr. 515)
Письмо комендатуре концлагеря о направлении 400 русских (советских военнопленных) на строительные работы. 22.10.1941 (Документ. РГВА, ф. 502, оп. 1, д. 54, л. 98) (см. полный текст перевода)

Управление строительства войск СС и полиции Аушвиц О/С

Аушвиц, 22 октября 1941 г.

№ 238/41 /ЛУ/

Содержание: Прикомандирование заключенных для работ на строительстве прачечной и ….

Служба шутцхафтлагерфюрера (Е)
К.л.

Аушвиц

Управление строительства просит прикомандировать 23 октября 1941 г.к следующей рабочей команде.

1) 400 заключенных (русских)

Construction Board of the Waffen SS and Police at Auschwitz

Auschwitz, 22 October 1941

No. 238/41 /PU/

Subject: Detachment of inmates for construction of a laundry and…

Office of the Head of Protective Detention Camp (Е)

Auschwitz

Construction Department asks to detach on 23 October 1941 to the following work group

1) 400 inmates (Russians)

Лист из Книги дневных реестров наличного состава о количестве  советских военнопленных, доставленных в КЛ Аушвиц   3 апреля 1942 г. (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Aul-3|1 Starckebuch, т.1, с. 213)
Первый лист Карантинного списка. (Документ. Архив Гсударственного музея Аушвиц-Биркенау. Quarantane-Liste/ 9b Syg D-Au 1-3)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Ksiazka bunkra bloku 11)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1. S. 22  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 24  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 25  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 26  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 31  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 32  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 33  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 34  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 39  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 39a  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 40  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 41  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 43  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 45  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 46  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 47  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 48  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 49  D-Au I-3/1)
Страницы Книги дисциплинарной роты. 1.12.1943-4.10.1944 (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. SK.t.1.  S. 50  D-Au I-3/1)
Документ с записью о направлении к д-ру Менгеле  советских военнопленных (RKG) – узбеков с указанием их фамилий и лагерных номеров.  6.09.1944 (Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Akta wiezniow/Szpital obozu w Bizezince. T.3. S.60 Sug.D-Au I/5)
Лист списка поощрений. Сентябрь 1944 г. Советские военнопленные обозначены как «Russe».Указаны фамилии и лагерные номера. (Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. Liesty premiowe t.14 k.1977)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60 Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Флоссенбюрг (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.D-Floss-3/1/1-2, KL Flossenburg-Zg v KL Auschwitz, т. 1.С. 22-24,49, 72-102;т.2.С.1-2; т.3.с.60  Sug.D-F10-3/2)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
Списки узников концлагеря Аушвиц, переведенные в концлагерь Бухенвальд (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Ibidem, D-BU-3/1/5-6,KL Buchenwald-Zgl v, KL Auschwitz Manner t 5 c 70, т.6 С8,19,21)
А. Погожев. Письмо с воспоминаниями о массовом побеге советских военнопленных 6 ноября 1942 года с приложением схематичного плана лагеря в Биркенау в период конца 1942 г. 17.5.1962 (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Инв. № 72652)
А. Погожев. Письмо с воспоминаниями о массовом побеге советских военнопленных 6 ноября 1942 года с приложением схематичного плана лагеря в Биркенау в период конца 1942 г. 17.5.1962 (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Инв. № 72652)
А. Погожев. Письмо с воспоминаниями о массовом побеге советских военнопленных 6 ноября 1942 года с приложением схематичного плана лагеря в Биркенау в период конца 1942 г. 17.5.1962 (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Инв. № 72652)
А. Погожев. Письмо с воспоминаниями о массовом побеге советских военнопленных 6 ноября 1942 года с приложением схематичного плана лагеря в Биркенау в период конца 1942 г. 17.5.1962 (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Инв. № 72652)
Листовка германской криминальной полиции о розыске совершивших побег Николая Масленникова и Константина Мочалова (Документ. ЦМ ВОВ)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Телеграммы концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших советских военнопленных. 1943-1944 гг. (Документы. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.D-Au I/1-278)
Фрагмент протокола допроса  в качестве свидетеля польского еврея Драгона Шлемы (лагерный номер 80359), члена зондеркоманды по обслуживанию крематория об участии  советских военнопленных в восстании членов зондеркоманд. 26.02.1945 (Документ. ГАРФ…)
Фрагмент протокола допроса  в качестве свидетеля польского еврея Драгона Шлемы (лагерный номер 80359), члена зондеркоманды по обслуживанию крематория об участии  советских военнопленных в восстании членов зондеркоманд. 26.02.1945 (Документ. ГАРФ…)
Телеграмма концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших узников из команды крематориев, в том числе советского военнопленного Шенкаренко  Александра (лаг. ном. 11526) (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.JZ Gestapo Ciechanow/100)
Телеграмма концлагеря Аушвиц о поимке сбежавших узников из команды крематориев, в том числе советского военнопленного Шенкаренко  Александра (лаг. ном. 11526) (Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Sug.JZ Gestapo Ciechanow/100)
Яндекс.Метрика