Советские военнопленные в КЛ Аушвиц

Протокол допроса свидетеля Скотницки Ежи об условиях жизни в лагере,
в т.ч. об уничтожении 7 советских офицеров в 1943 г.
5 декабря 1946 г., Лодзь

Загрузка страниц...

Перевод документа

Протокол допроса свидетеля

Окружной следственный судья III Района Окружного суда в г. Лодзь в лице судьи С. Кржижановской допросила ниженазванного в качестве свидетеля — без присяги. После предупреждения свидетеля об уголовной ответственности за дачу ложных показаний согласно ст. 107 УПК — свидетель показал следующее:

«ФИО: инженер Скотницки Ежи. Возраст: 44 года. Имена родителей: Хенрик и Стефания. Место проживания: ул. Анджея, 35 в г. Лодзь. Род занятия: инженер на химической фабрике, вероисповедование: римско-католического вероисповедования, привлекался ли: не привлекался.

В лагерь в Освенциме я попал в июне 1943 года. Поочередно я работал на строительстве станции очистных сооружений в Kommandoplanienrung, после некоторого перерыва, вызванного пятнистым тифом, которым я заболел и лечился в лагерной больнице, я продолжил работу также 4 неделе в этой больнице в качестве дворника, а потом в Kommandoweberei, т.е. на производстве разных приборов из кожи, резины и целлофана для нужд армии и выгрузки боеприпасов. Потом меня перевели в только-что сооруженную, но не работающую сауну в Биркенау (B, IIg) Effektenlager. Это работа, которая позволяла мне общаться с узниками из разных лагерей и с людьми, приходящими из воли, т.н. Zugangi. Моя работа заключалась в обслуживании котла для дезинфекции, у которого стоял небольшой стол, на котором находился журнал поступающих и выходящих из купели, который вел Schreiber (писарь). В этом журнале были следующие записи: дата прибытия транспорта, откуда он прибыл, тип транспорта, количество прибывших, пол, дата купели и выхода из сауны в лагерь, или иное место, прочие отметки.

В поле на отметки записывались причины, по которым количество прибывших в сауну отличались от количества, выбывших в лагерь. Такое случалось, когда в сауне проводили дополнительную селекцию, тогда отсеивались инвалиды, с видимыми язвами, беременные, отобранные врачом или его заместителем S.D.G. Таких отсеянных вели прямо в крематорий.

Например, помню отметку, которая касалась трех венгерских женщин из другого лагеря, который уже один раз попал в Освенцим. Это были беременные женщины. В их персональных карточках в поле «отметки» этого журнала записано S.B. Всех их отправили в крематорий.

Помню также 7 советских офицеров, которые только-что прибыли в лагерь для военнопленных, их помыли, потом оформили на них карточки учета (Aufnahme), татуировано номер, все этого для того, чтобы усыпить их внимание, т.к. они подозревали, что они идут на смерть. Видимо, ожидалось, что могут оказать сопротивление. Писари из отдела приема Aufnahme потом мне сказали, что карточки этих офицеров были уничтожены, а мы сами видели, что их повели дорогой, которая вела в крематорий. Этот случай должно быть помнит, среди других, некий Людвик Пшибыла, ж/дорожный служащий, проживающий в г. Гливице на ул. Гливицка, 14.

Таким же образом поступили с т.н. люблинским транспортом. Это были девушки из Майданека, которые зная условия и приемы, используемые в лагере, говорили, что они наверняка пойдут на смерть, т.к. они знают слишком многое. Для их успокоения, им оформили Aufnahme, сделали татуаж, отослали в лагерь и выдали порции еды с «цулагами». На второй день оказалось, что этих девчат увели в крематорий ночью. Утром, когда мы проходили на работу рядом с крематорием мы заметили остатки еды и брошенные порции.

Впрочем, система выдачи порций еды использовалась перед отравлением газом по отношению к т.н. чешскому лагерю. Это был лагерь на поле B II.b. т.н. чешский Familienlager. В какой-то момент мужчины, молодые бездетные женщины были переведены в другие лагеря, а остальные были отравлены газом; женщины с детьми, престарелые, малолетняя молодежь. Все они получили дополнительную порцию еды, чтобы создать впечатление отправки по транспорту.

Сама форма приема узника в лагерь была такова, что узник уже был достаточно напуган и истерзан, чтобы осознать, что в момент поступления в лагерь он потерял все человеческие права, если только он добрался до его ворот живым.

Транспорт, в составе которого я попал в Освенцим, выехал из Радомя в 3 часа ночи...»

«...мы подсчитали, что заготовленной там древесины достаточно для того чтобы сжечь пять миллионов трупов. Когда прекратилось массовое истребление газом осенью 1944 года, древесину стали вывозить, а твердые породы резать на мелкие куски, которые служили топливом для автомобилей, которые работали на древесный газ. Для отвода глаз бдительного населения, я знаю, что из каждого чешского или венгерского транспорта которого уцелела лишь незначительная часть, должна была немедленно послать письма своим родственникам. В письмах следовало указать, что они находятся в трудовом лагере и с ними все хорошо, и пусть ждут их возвращения. В качестве места отправки писем им следовало указать не известный им адрес KL Auschwitz, a Birkenau, а потом даже Waldsee — городок достаточно известный на границе со Швейцарией. О получении таких писем мне рассказывали евреи из последующих транспортов.»


Прочтено: инженер Скотницки Ежи
Вручил: судья С. Кржижановска, вручил СМ
Протоколировала: Кристина Шиманьска

Верно. Окружной следственный судья, Ян Сон
Печать круглая гербовая: Окружной следственный судья в Кракове

Translation

In English

(Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.
Материалы Варшавского процесса над комендантом КЛ Аушвиц
Рудольфом Гессом. Syg. Dpr-Hd/7в Лл. 207, 207а, 210)

Протокол допроса свидетеля б. узника Отто Волькена (лагерный номер 128828),
об обращении с советскими военнопленными в … году.
24 апреля 1945 г., Краков

Загрузка страниц...
(Документ. Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау.
Материалы Варшавского процесса над комендантом КЛ Аушвиц
Рудольфом Гессом. Syg. Dpr-Hd/6 Лл. 1, 37)

Страницы Книги наказаний в бункере 11 блока.

Бункер 11 блока был лагерным карцером. Из советских военнопленных за 11 июня, 6 июля, 28 августа, 17 сентября, 19 октября, 26 ноября 1943 года внесены 8 человек. Из них казнены — Карпушев Емидс Юлий, Дашковский Яков, Шевцов Яков, Ульянов Николай, Алгебров Григорий, Чебыкин Т.; освобождены — Иванов Николай, Антипов Григорий.

Отдельные листы Книги дневных реестров с особыми отметками „AU“

Отметки „AU“ свидетельствуют об уничтожении советских военнопленных по политическим мотивам и после ликвидиции „Russisches Kriegsgefangenen Arbeitslager“

Страницы Книги дисциплинарной роты
1.12.1943–4.10.1944 гг.

Содержит фамилии и лагерные номера 60 советских военнопленных с указанием срока наказания. У лагерных номеров советских военнопленных написана буква „R“.

Загрузка страниц...
(Архив Государственного музея Аушвиц-Биркенау. Akta wiezniow / Szpital obozu w Bizezince. t. 3, S. 60 Sug.D-Au I/5)

Документ с записью о направлении к
доктору Менгеле советских военнопленных

Документ с записью о направлении к доктору Менгеле советских военнопленных (RKG) — узбеков с указанием их фамилий и лагерных номеров. 6.09.1944. Доктор Менгеле проводил медицинские эксперименты над заключенными.

(Документ. Государственный музей Аушвиц-Биркенау. D-Au I-3/1 Liesty premiowe t. 14, k. 1977)

Лист списка поощрений. Сентябрь 1944 г.

Советские военнопленные обозначены как «Russe». Указаны фамилии и лагерные номера.

Яндекс.Метрика